Ф У Т Б О Л Ь Н Ы Й    К Л У Б

          

         Официальный сайт ФК «ИРТЫШ» (Омск)

Новости

Сергей Топоров: «Меня приглашал московский «Спартак», но я остался в «Заре» и об этом не пожалел»

 

Сергей Топоров, один из сильнейших форвардов в истории постсоветской первой лиги, сегодня возглавляет ФК «Распадская» из Междуреченска. О своём славном бомбардирском прошлом и о том, как работается в третьем дивизионе, Сергей рассказал в интервью известному барнаульскому журналисту Сергею Кочурову.

 

- Сергей Юрьевич, расскажите, где и когда вы начали заниматься футболом и кто ваш первый тренер?

 

- Как и все мальчишки в детстве, гонял мяч во дворе и допоздна заигрывался в футбол в городе Прокопьевске. Для меня это было интересно, и это была такая дворовая забава. Дворовый футбол -  с него многие футболисты начинали свою карьеру. Как оказалось, эта детская страсть к футболу увлекла меня на всю жизнь. Примерно лет в 11-12 меня присмотрел один из хороших тренеров Сергей Владимирович Агафонов. Он взглянул на меня, сделал какие-то свои выводы, и посоветовал мне пойти в футбол. Я приехал и записался в  спортивную школу. Занимаясь в спортшколе, я принимал участие в городских соревнованиях. Во время этих соревнований тренеры разглядели, так называемый, мой талант и позвали меня в городскую команду «Мотор», которой в то время руководил Виталий Иванович Голополосов - он и сейчас достаточно известен в Кемеровской области. И вот уже под его руководством я начинал становление как футболист, играющий за свою городскую команду. В 16 лет я впервые вышел играть за мужскую команду и очень этим гордился. Я вышел в основном составе и сыграл достаточно успешно. Мы обыграли команду «Октябрьская» из Ленинск-Кузнецкого со счётом 6:4, и я забил четыре мяча! А вы представляете, что значит для шестнадцатилетнего парня забить мужикам! И вот после этого матча для меня города Прокопьевск и Ленинск-Кузнецкий стали связаны, может быть, это судьба. Один из игроков команды «Октябрьская» предложил Сергею Николаевичу Васютину посмотреть на меня. И вот тут встал вопрос выбора либо УОР Ленинск-Кузнецкого, либо «Металлург» из Новокузнецка. Я выбрал интернат, потому что там собрались ребята моего возраста, а в состав «Металлурга» было сложно попасть, там играли такие классные мастера как Сергей Зеленин, Александр Ушнов и многие другие. Да и в интернате тяжело было попасть в команду, но меня прельстил азарт ленинск-кузнецкой команды, а ещё - какие задачи команда ставила на тот момент: попасть во вторую лигу, а затем и в первую, то есть расти и расти. А перспектива роста там была. Вот поэтому я выбрал Ленинск-Кузнецкий. Мой отец отреагировал интересно, он говорил, что «Металлург» - это институт и армия, а «Заря» мне гарантировал только обучение в УОР и давал дорогу в футбол. Я выбрал этот путь, и ни в коем случае об этом не жалею. Так я и попал в УОР и там начался мой серьезный путь как футболиста. Именно в «Заре» я стал известным футболистом. За «Зарю» я отыграл на протяжении восьми лет – это было самое лучшее для меня время.

 

- Скажите, когда к вам пришло голевое чутье и вы стали много забивать?

 

- Наверное, это было всегда. Потому что даже с малого возраста я очень много забивал, играя за свою родную школу №50, за техникум. Я всегда был на первых ролях, был бомбардиром. Наверное, сам того не осознавал, что ко мне липли моменты, у меня было действительно голевое чутьё. Оно и сейчас сохранилось, когда играю за ветеранов. В «Заре», где я стал бомбардиром, вся команда стала играть на меня, а я начал реализовывать те пожелания и направления Васютина, которые он от нас требовал. Команда играла в атакующий футбол, не зря нас тогда называли «Сибирский Спартак» - это короткий средний пас. В такой игре я себя чувствовал как рыба в воде, мне было комфортно и удобно играть в такой футбол.

- В 1994 году в «Зарю» пришли барнаульские футболисты Алексей Смертин, Сергей Кормильцев и Олег Мусин. Как, по вашему мнению, изменилась игра команды с приходом этих ребят?

 

- Я думаю, большую роль сыграло, что барнаульское «Динамо» играло в такой же футбол, как и «Заря» - короткий средний пас. И эти ребята, которые пришли к нам, они только поддержали и задали тон именно в этом направлении, не переиначивая игру они влились в неё как в свою. Эти футболисты помогли на тот момент, когда «Заря» стала конкретным середняком первой лиги и нам нужно  было соперничать с другими командами. Барнаульцы только усилили наш футбол, у них не было никакой акклиматизации. Мы достаточно близко сошлись в этом направлении, у нас были общие интересы и ребята – молодцы! Очень хорошо помогли нам. Интересно, что в той игре воктябре 1993 года, в которой мы обыграли «Динамо», Сергей Николаевич увидел именно этих футболистов,  понял, что они действительно могут поддержать наш футбол. И уже в феврале 1994 года эти ребята к нам приехали. И Васютин оказался прав на сто процентов.

 

- В следующем году в «Зарю» пришел ещё один барнаулец Владислав Яркин. Скажите, у вас был с ним тандем?

 

-  Владислав Яркин пришел к нам как состоявшийся игрок, имея опыт выступления за команды высшей и первой лиг. Нам нужны были такие игроки, потому что на том этапе мы в основном все были молодые. Группа опытных игроков нам нужна была однозначно. На тот момент в «Заре» уже играли Василий Боковиков и Владимир Богатырёв, которые имели опыт выступления за красноярский «Металлург». Яркин к нам пришел как бомбардир. Мне нравилось за ним тянуться. Я понимал, что это конкурент, он достаточно опытный и классный игрок, но мы с ним сошлись быстро. Поговорили, какие у нас друг к другу будут пожелания, и как мы будем играть. Мне понравилось, что Влад это принял, и мы начали не жадничать, не тянуть одеяло на себя, хотя понимали, что оба много забиваем. И можно сказать, что мы распределили обязанности: у Влада было взятие ворот с пенальти, он чётко и качественно их исполнял, ну а я их зарабатывал. А уже в игре мы друг другу доверяли, и не было уже такого – кто забьёт. Мы вдвоём достаточно эффектно играли и составляли хорошую конкуренцию другим нападающим. Наша связка достаточно много забивала. Влад внёс хорошую лепту в командную игру «Зари», которая дальше прогрессировала.

 

- 1995 год для вас стал звездным. Вас признали лучшим футболистом первой лиги по версии газеты «Спорт-экспресс». Скажите, какой приз Вам подарили?

 

- Как такового приза и не было. Скорее всего это уважение футболистов. Потому что это говорили сами футболисты, делая свой выбор в пользу того или иного игрока, и весь дивизион проголосовал за меня. Мне было особенно приятно, что игроки других команд проголосовали за меня. Я с большим отрывом ушел вперед и занял первое место. Это был самый первый опрос по версии газеты «Спорт-Экспресс». В тот год я мог стать и лучшим бомбардиром дивизиона. Я забил 28 мячей, а 29 мячей забил Сергей Булатов из калининградской «Балтики». Перед последним туром у меня было 28 мячей, а у Булатова 26 мячей. В последней игре первенства в Находке мы сыграли игру со счетом 0:0 и я, к сожалению, не забил. А «Балтика» на своём поле победила «Сатурн-1991» из Санкт-Петербурга со счетом 4:1 и три мяча забил Сергей Булатов. А решающим был пенальти на 77 минуте матча, если Сергей забивает, то он обгоняет меня, не забивает – то у нас по 28 мячей, но у него больше забито голов с пенальти, тогда я бы стал лучшим бомбардиром. Но в итоге Булатов забивает и становится лучшим бомбардиром дивизиона. После окончания сезона наш губернатор Аман Тулеев подарил мне машину. Вот такой был приз. Тулеев поддерживал «Зарю» и стремился, чтобы футбол развивался в Кемеровской области.

- Скажите, после того сезона вас приглашали в московский «Спартак»?

 

- Да, после этого сезона. Учитывая, что нашу команду называли «Сибирский Спартак», я, наверное, по стилю игры подходил под московский «Спартак». Мне позвонил Вячеслав Викторович Грозный, он помогал в тот год Олегу Ивановичу Романцеву, и сказал: «Приезжай, будем работать». Но в то время у «Зари» были большие кадровые проблемы, и Васютин попросил меня остаться, поддержать команду, чтобы мы достаточно хорошо выглядели в сезоне. У меня был переломный момент: что делать? Либо уезжать в «Спартак», а такое приглашение дается не каждому игроку, либо оставаться в «Заре». Всё взвесив и обдумав, я остался в «Заре», и даже дал интервью в газете под заголовком «Меня даже приглашал московский «Спартак», но я остаюсь в «Заре». Мне часто задавали вопрос: «Ты не пожалеешь?». Нет, я не пожалел, и думаю, что сделал правильный выбор. И после этого, естественно, приглашений в высший дивизион не было, люди понимали, что если футболист не пошел в «Спартак», то и к нам он не пойдет. В тот год «Заря» заняла шестое место – это лучший результат для «Зари» и всех команд Кемеровской области в первой лиге.

 

- У вас сохранились дружеские отношения с бывшими партнёрами по команде Алексеем Смертиным и Сергеем Кормильцевым. А ещё с кем?

 

- Я достаточно компанейский человек и практически со всеми бывшими игроками «Зари» поддерживаю контакт в социальных сетях или по телефону. Все игроки той «Зари» завязаны на футболе. Либо работают в спортивных школах, либо в командах мастеров. А с кем чаще общаюсь? Ну, во-первых, это Виталий Ожигов – мой лучший друг, а так же иркутянин Дмитрий Сербин, он крестный моей дочери. Также общаюсь с Евгением Бурдинским, Эдуардом Барышевым, Василием Янотовским, Олегом Мусиным, Сергеем Богачёвым,  Андреем Моревым, Геннадием Дзюбенко, Андреем Рындиным, Александром Кутилиным, Константином Дзуцевым, Владиславом Яркиным. Если даже кого-то из ребят я не упомянул, мы всё равно общаемся и поддерживаем отношения. Радует, что в любой момент позвонил и тебя рады слышать и с тобой общаются. Этим и славилась «Заря» - дружбой и коллективизмом.

 

- 1997 год для «Зари» стал последним в первой лиге, почему на следующий год вы не остались в команде?

 

- В тот год в начале сезона в Кубке России мы победили московский ЦСКА, и после такой победы у всех появились крылья. Мы думали, что выступим достаточно успешно, но, к сожалению, к нам пришла группа белорусских игроков, которые не вписывались в нашу игру и наш коллектив. Единственный кто составлял конкуренцию – это Геннадий Тумилович, этот игрок действительно был уровня первого дивизиона. Перед сезоном и по ходу его на тот момент у нас ушла большая группа игроков: Алексей Смертин и Сергей Кормильцев перешли в элистинский «Уралан», Сергей Богачёв уехал в Нижний Новгород, Василий Янотовский ушел в томскую «Томь». Эти игроки составляли костяк команды, а приглашенные футболисты были недостаточно квалифицированы для первого дивизиона. Поэтому пошел спад и, к сожалению, мы вылетели из первого дивизиона. Для меня это было очень неприятно, сильно переживал по этому поводу. Почему я не остался в «Заре» после этого сезона? Это вылет команды во второй дивизион в первую очередь, а у меня, соответственно, было желание поиграть на более высоком уровне. Но основная цель у меня была - забить 100 голов в первом дивизионе, а на тот момент я уже забил 80 голов и оставалось всего 20 мячей, а учитывая мою скорострельность – это сезон, ну может быть, два. Поэтому, после того как стало понятно, что «Заря» не остается в первом дивизионе, я ушел из команды и принял приглашение от Александра Владимировича Ивченко перейти в омский «Иртыш», который остался в первой лиге, заняв 17-е место, а «Заря» заняла 18-е и вылетела. Я принял приглашение перейти в «Иртыш» ещё и потому что у меня супруга из Омска и я уже несколько лет жил в этом городе, а в Ленинск-Кузнецкий приезжал как на работу. В 1998 году по сравнению с предыдущими сезонами для себя я забил малое количество голов – всего пять. Причина - я получил достаточно серьёзную травму после первого круга и связи с этим не смог продлить свой лицевой счёт.

 

 - К сожалению, омский «Иртыш» на следующий год также, как и «Заря» вылетает из первого дивизиона.

 

-  Да, я как бы поучаствовал в двух вылетах, правда, почему это произошло, тяжело вспоминать. «Иртыш» на тот момент была крепкая команда, достаточно неплохо мы выглядели в первых турах. Мы шли на седьмом месте после пяти туров и ничего не предвещало опасности, но потом немножко забуксовали. Съездили на выезд, там неудачно сыграли, затем дома плохо сыграли, а вы знаете, что в первой лиге если попадаешь на позицию вылета, то очень тяжело подняться. Все команды начинают работать на то, чтобы ты там и остался, и, к сожалению, с нами это и случилось. А ещё сказалось увольнение Ивченко в середине сезона, в связи с тем, что команда шла на двадцатом месте. Пришел Геннадий Иванович Костылев, он привёз с собой группу питерских игроков, которые равнодушно относились к своим футбольным обязанностям, они не смогли нас вытянуть из того подвала, в который мы загнали себя после первого круга. В итоге «Иртыш» вылетел из первого дивизиона.

 

 - Желание забить сто голов в первом дивизионе у вас осталось, и вы перешли в ижевский «Газовик-Газпром». Кто вас туда пригласил?

 

 - После первого круга из омского «Иртыша» уволили Александра Ивченко, и он достаточно быстро нашел себе работу в Ижевске, а у нас с ним были хорошие отношения, и он меня знал хорошо как игрока и как человека. Он меня называл «Шахтёр», потому что я выполнял большой объём работы, что было хорошо для команды. А «Шахтёром» он называл и потому что я был из шахтёрского города. На том этапе было тяжело уже мне, потому что как бомбардир я забил всего пять мячей и перестал интересовать другие команды с точки зрения бомбардирских качеств. Мне было тяжело найти себе команду. В феврале 1999 года мне последовал звонок от Александра Ивченко, что есть вакансия нападающего в городе Ижевске, приезжай, мы поработаем ещё в первой лиге. В тот момент команда находилась на сборах в городе Сочи. В Сочи у меня достаточно хорошо получилось, я на сборах забил три мяча в трёх играх. И президент клуба, легендарный Владимир Алексеевич Тумаев, сказал, что я ему понравился, он сделал определенные выводы по моей кандидатуре и пригласил играть в Ижевск. «Газовик-Газпром» на том этапе чем-то напоминал «Зарю», такой же был коллектив, такая же атмосфера в самом клубе и ребята подобрались все игровые. И даже были такие моменты, когда мы шли на 3-4 месте, уступая только лидерам «Анжи», «Соколу» и «Балтике». Были даже некоторые подвижки в кулуарах: «Ну, что когда Ижевск пойдет в Премьер-Лигу». Для этого у нас были все предпосылки, усилиться двумя-тремя игроками, улучшить финансовую базу и можно выступать. Я очень доволен этапом своей карьеры в городе Ижевске. Играя за эту команду, я забил свой сотый гол в первом дивизионе. В 1999 году я забил 7 мячей, в следующем сезоне ещё 8. В Ижевске мне нравилось играть и я всегда с теплотой отзываюсь об игроках команды.

 

 - Сергей Юрьевич, расскажите о Владимире Тумаеве.

 

 - Владимир Тумаев – это очень легендарная личность, человек креативный, сейчас таких мало. Про него ходит много различных историй, в которых он поучаствовал. Это достаточно жесткий человек, если игрок не выполнял его задачи, он мог его отчислить из команды. У него в то время каждый сезон увольнялись тренеры, и только Александр Ивченко отработал около трёх лет. Потому что команда играла и ему это нравилось. По характеру он доброжелательный человек, если команда играет, он может сделать для неё очень многое. Например, мы часто выезжали на шашлыки. Ничего плохого о нём не хочу сказать, только положительные отзывы.

 

- В «Газовике-Газпроме» вторым тренером работал лучший бомбардир ижевского «Зенита» Валентин Евгеньевич Кириллов. Скажите, он вас чему-нибудь научил?

 

- Конечно, он много подсказывал. Он тоже забил сто мячей, но только 99 в ворота соперников и один в свои. Эта история давняя. И когда я был близок к сотому голу, ребята надо мной пошучивали: «Серега, не забей только в свои ворота сотый гол». Поэтому я практически не появлялся у своих ворот. Валентин Кириллов был не чистый нападающий, он был игроком полузащиты и в такой позиции смог забить 99 мячей – это квалифицированный игрок и классный человек. Мы с ним часто общались. Он подсказывал, как и что сделать. И эти подсказы мне дали многое.

 

 - В 2001 году в заявке «Газовика-Газпром» вы значились, но не сыграли ни одной игры. Почему?

 

- Это грустная история. В Сочи я забил свой сотый мяч в первой лиге, это был октябре. В том матче мы проиграли 2:3. На следующий день после игры, на тренировке была двухстронка, я не знаю, почему и отчего один из молодых игроков прыгнул мне в колено и я получил травму. А через три дня мы должны были играть кубковую игру с московским «Локомотивом» в Раменском. Я готовился к этой игре и очень хотел поиграть против команды Премьер-Лиги. Колено практически вылетело из сустава, и я смотрел игру «Локомотив» - «Газовик-Газпром» на трибуне. После того как я получил травму был большой этап реабилитации. Прошли две операции и, к сожалению, обе неудачные. Я тренировался, крутил велики и подвёл себя в хорошем состоянии к сезону, но боли в ноге были ощутимы и не давали полноценно тренировать и играть. И только после того, когда заявка прошла, я поговорил с тренером, что надо делать операцию в Москве. Я позвонил Сергею Кормильцеву, он в то время играл за московское «Торпедо». Сергей переговорил с врачами. Вскоре я уже поехал в Москву и там за счёт финансовых потоков Ижевска мне сделали операцию. Она прошла успешно. Мне доктор, сказал, что я могу ещё лет десять поиграть в футбол. Уже прошло шестнадцать и сейчас травма напоминает о себе, но тогда мне было тридцать лет, и я думал, что до сорока лет играть не буду.

 

 

В 2001 году Александр Ивченко вернулся в «Иртыш» и вновь меня туда пригласил. Уже там я восстанавливался и был заявлен за команду. Я проходил реабилитацию и во втором круге на некоторые игры уже выходил на замену. В 2002 году «Иртышу» была поставлена задача выхода в первый дивизион, и тогда Ивченко сделал ставку на ижевских футболистов, у нас был достаточно сильный коллектив. В то время пять клубов поставили задачу выхода и все между собой играли от ножа. Это - Новокузнецк, Тюмень, Кемерово, Новосибирск и Омск. Мы попали в эти жернова и из всей пятерки заняли пятое место. Новокузнецк занял первое место, хотя в Омске мы его обыграли и я забил победный гол, это для команды было очень важно, но, к сожалению, за невыполнение задачи все игроки и главный тренер были отчислены. После этого я уже доигрывал. У меня пошел этап перехода из футболиста в обычную жизнь.

 

 

Концовка была в 2003 году в родном Прокопьевске у Голополосова, потом в 2004 году в Кургане, а в январе 2005 года вдруг звонок из Ленинск-Кузнецкого. Звонит Васютин  и говорит: «Сергей, мы делаем проект как ваш на 1985 году рождения и нужна твоя помощь как ветерана и тех, кто создавал «Зарю». Естественно, я согласился. Тогда, помимо меня, поехали ещё Александр Кутилин и Андрей Бычковский. Мы были как передача поколений из того времени в это. Пытались создать что-то и помочь Васютину, но, к сожалению, опыт не удался, молодежь не смогла пойти по тому пути, который проделали мы.

 

- Скажите, какие важные матчи или голы были самыми запоминающимися?

 

 - Для меня это пенальти на стадионе «Динамо» в кубковой игре с ЦСКА. Там достаточно интересная ситуация была. Мы тогда сыграли 0:0 основное время. Назначается пятерка, которая бьёт первая, и мы распределили роли, кто первый бьёт, второй, третий, четвёртый и пятый. Получилось так - я бью третий, Олег Мусин – четвертый и Алексей Смертин – пятый. При пробитии первыми били футболисты ЦСКА, они забили два пенальти и наши ребята забили тоже два пенальти. Подходит к мячу игрок ЦСКА Максим Боков и Тумилович тащит точку. Третий должен идти я и как бы у меня был шанс промахнуться или забить. Я пошел со спокойной душой и смотрю, Олег Мусин идет и говорит «давай поменяемся, вдруг если я не забью, то ещё шанс будет дальше у нас». Я ему уступаю место своего пробития. Он идет и не забивает. У нас счёт остаётся 2:2. Подходит игрок ЦСКА - бьёт и забивает. И вот вся ответственность ложится на меня – я четвёртый. Если я не забиваю, а игрок ЦСКА забивает, то они проходят в следующую стадию кубка. И вот вся эта атмосфера, когда говорят, что в глазах плывёт, это всё реально. Горят иллюминации,  а напротив болельщики ЦСКА за воротами, они в шарфах, кричат, орут, машут, чтобы я не забил. Тогда в воротах стоял Андрей Новосадов, известный вратарь. Мой удар много для меня решал и не только для меня и для всей «Зари».  Я пробил удачно, Новосадов угадал угол, но получилось, так, что  впритирку со штангой. Я забил гол, сравняв счёт. Потом игрок ЦСКА забил, потом Смертин забил, и мы так били до восьмого пенальти, после чего у них игрок промахнулся, а у нас Сергей Богачёв забил. Это конечно была радость и сумасшедшее ликование, мы не понимали, что происходит. Победить ЦСКА на стадионе «Динамо», такой знаменитый клуб. Мы были не в себе от счастья и приехали очень гордые в Ленинск-Кузнецкий. Это вот такой матч.

 

 Был матч, который мы проиграли со счётом 0:9. Это было в первом дивизионе. Один игрок Варлам Киласония нам в этой игре забил семь мячей и ещё пенальти не забил. Он мячи как рукой в ворота закидывал. Я до сих пор помню с 9 по 21 минуты, он забил пять голов. Это был рекорд, и на следующий день все газеты вышли с заголовками, что Киласония забил семь мячей и 0:9 – это рекорд лиги. Мы не знали куда деваться. После этого матча я стремился сделать что-то подобное как Киласония, и когда к нам приехал «Сатурн» из Раменского, тогда выпал снег и была заключительная игра первенства, и мне удалось забить пять мячей в одной игре. Я мог забить ещё два мяча, были выходы один на один, но не удалось.

 

 

Много было ярких моментов, когда мы побеждали 1:0 и мне на последних минутах матча удавалось забить гол, выручить команду и спасти игру. Было много моментов, где я наоборот не мог помочь команде. При счете 0:0 выход один в один из удобного положения не смог забить, из-за этого момента команда не смогла достичь положительного результата. Я после таких матчей я сильно переживал и ночами не спал.

 - После завершения карьеры игрока, как вы сказали, у вас встал вопрос перехода от игрока в обычную жизнь. Как удалось решить этот вопрос?

 

- У меня было много мыслей в разных направлениях. Как таковых больших финансовых сбережений у меня не было, чтобы заняться бизнесом, а в лихие 90-е отдавать свои заработанные деньги тоже не хотелось. Да, были накопления, но они быстро кончились. Мне, конечно, помогла в этой ситуации моя супруга, которая поддержала меня в этом моменте, она сказала «Всё нормально, переживем, давай будем двигаться дальше, жизнь не заканчивается на футболе». Её поддержка для меня дала очень много. Футбольный мир доброжелательный, ребята всё видят, что и как происходит. И когда я обратился к тренерам школы «Иртыша» на том этапе, они предложили попробовать, может быть, у тебя что-то получится в тренерском плане. Начни с ребятишек. Я конечно сначала не понимал, в каком направлении двигаться и что вообще происходит, что нужно делать. Занялся работой очень тщательно. Поднимал много материала связанного с детским спортом. Как нужно тренировать ребятишек. Меня это интересовало и я начал вникать, очень много разговаривал с тренерами в школе «Иртыша» и команд мастеров, ездил на семинары связанные с футболом в Курган и Сочи. Мне дали группу 1997 года рождения. Ребятишкам было по 9 лет. И вот на протяжении четырех лет я варился в этой каше, и она мне нравилась. Я много занимался развитием, как самого себя, так и ребят. В 2009 году я с этими ребятами стал чемпионом города и Омской области. Заняли третье место в зональном турнире в городе Курган.

 

 

И вот настал следующий этап в мой тренерской карьере. Это был 2010 год. Вновь позвонил Васютин и сказал: «Кемеровский «Кузбасс» ищет второго тренера в главную команду, и я выдвинул твою кандидатуру». После чего был звонок из «Кузбасса» от Игоря Юрьевича Лысенко, есть ли желание поработать, но уже с взрослой командой. Конечно, мне было приятно такое предложение, и я сразу согласился. Было тяжело расставаться с детьми, я уже познакомился с их родителями. Достаточно трогательное было расставание. Я объяснил, что мне тоже надо расти и двигаться дальше в футбольном направлении. Родители поняли и дети тоже. И сейчас у меня с ними остались дружеские отношения. И вот с 2010 года я уже работал в «Кузбассе», где помогал Эдуарду Евгеньевичу Момотову.

 

- Почему «Кузбасс» с те годы так не поднялся выше 8-го места?

 

- Команда была сформирована из легионеров, они все проживали на базе, и тяжело было заставить игроков отдаваться полностью футболу. В составе было много дагестанцев и осетинцев. Даже ходила такая шутка, что у нас не кемеровский «Кузбасс», а «Южный Кузбасс». К ним претензий как футболистам не было, но они привыкли играть в такой южный футбол, больше брать на себя инициативу, а в зоне «Восток» это не приносит успехов, где надо биться. Как играют «Сахалин», «Смена», «Чита», а южные ребята не смогли конкурировать в этом футболе и выше 8-го места, к сожалению, мы не поднялись, а в 2012 году по финансовым причинам команда распалась, и все ребята уехали по домам. После того как распался «Кузбасс» в июне 2012 года, мне было сделано несколько предложений из команд второго дивизиона поработать помощником главного тренера из ФК «Якутии» и «Иртыша». И в это же время президент ФК «Распадская» Валерий Алексеевич Носков также искал тренера для своей команды. Его не удовлетворило 2-е место ФК «Распадская» в сезоне и он сделал предложение бывшему игроку «Зари» Сергею Лемешко возглавить команду, но он уже уезжал в Калининград. Сергей предложил Носкову позвонить мне, так как я на тот момент был безработный. В итоге Валерий Алексеевич позвонил, мы с ним переговорили, я съездил на игру в Междуреченск с Бийском. И вот передо мной стоял выбор - либо работать вторым тренером во втором дивизионе либо главным тренером в Междуреченске, но в третьем дивизионе. И перебороло то, что мне хотелось самому что-то добиться, проверить свои силы, дать себе вызов, что я смогу как главный тренер. И уже с июля 2012 года я начал работать главным тренером ФК «Распадская». Сразу же был оглушительный успех, в сентябре мы выиграли Кубок Сибири, а тот год был переходным 2012/2013, а летом 2013 года мы стали победителями первенства Сибири. Получается, мы сразу сделали дубль. И моя футбольная карьера пошла вот этим направлением.

 

- Скажите, почему сейчас нет таких ярких бомбардиров, каким были вы. Есть омичи Антон Багаев и Андрей Разборов, барнаульцы Александр Яркин и Владислав Аксютенко, Азмаз Фатихов из Читы и всё. Чего не хватает футболистам, чтобы много забивать, почему нет ярких форвардов?

 

- Я думаю, что нужно начинать со двора, именно там формируются бойцовские качества и голевое чутьё, где ты бегаешь, и тебе нет разницы, как ты сыграл – проиграл или выиграл, твоя задача забить, получить от этого удовольствие.  В тренировочном процессе мы уходим в такую грамотную теорию, как надо положить мяч в определенные точки и когда игрок это делает, он не понимает, что забивает гол, да ему сказали, он сделал. А когда это идет в сумбуре в дворовом футболе у тебя возникает желание забить, лезешь в эту толпу, и именно после такого эти качества формируются, что бы забить гол и решить момент.

- Сергей Юрьевич в конце года у вас юбилей и давайте представим, что появилась возможность сыграть матч в честь своего дня рождения и создать две сборные команды, за которую вы бы сыграли и против которой сыграли, что бы это были за сборные?

 

- Это предложение заманчиво, интересная идея. Наверное, в первую очередь за кого бы я лично сыграл это все ребята из «Зари», с которыми начинал, и создавал эту легендарную команду, ведь она достаточно долго гремела в 90-х. А против кого – здесь, в принципе, не важно, главное - встретиться со своими одногодками, которые в то время играли. Когда было 25-летие «Зари», игрался матч «Заря» - «Кузбасс». Это давние друзья - соперники. Приезжали Сергей Кормильцев, Алексей Смертин, Олег Мусин, Сергей Богачёв и другие. Наверное, я бы сыграл с теми игроками, которые в то время играли против нашей команды. Из «Кузбасса», «Сокола», «Газовика-Газпрома», «Балтики» - это игроки, которых видел и против которых играл. Хотелось с ними увидеть и вспомнить то время, которое было золотым. Я думаю, что такой матч было бы неплохо сыграть. Подумаю в этом направлении, и если всё удастся, то этот матч состоится. И даже если не состоится, я всё равно в душе остаюсь футболистом. Есть такие слова: «Если хочешь стать тренером, должен убить в себе футболиста». Я пока этого не могу сделать, я всё равно сопереживаю каждому футболисту, я с ним живу, я с ним обучаюсь. Как у тренера, у меня, конечно, есть свои мысли, но убить в себе футболиста, я не знаю нужно это или нет. Мне наоборот это помогает, я чувствую каждого футболиста. Понимаю, что он хочет, что он делает на каждом этапе. Если бы я убил в себе футболиста, то общался бы как тренер-игрок, а пока мы общаемся как тренер-футболист и футболист-тренер. Я знаю, что я от футболиста хочу и они знают, что я от них хочу. Здесь всё чётко и открыто.

 

Сергей Кочуров, Барнаул.

 ___________________________________________________________________________

Топоров Сергей Юрьевич. Родился 23.12.1971. Нападающий. Воспитанник прокопьевского футбола. Выступал за команды «Шахтёр» и «Заря» (Ленинск-Кузнецкий) – 1990-1997, 2005 (263 матча, 110 мячей), «Иртыш» (Омск) – 1998, 2001-2002 (51 матч, 10 мячей), «Газовик-Газпром» (Ижевск) – 1999-2000 (70 матчей, 15 мячей), «Шахтёр» (Прокопьевск) – 2003 (6 матчей, 1 мяч), «Тобол» (Курган) – 2004 (23 матча, 3 мяча). Всего в Первенствах России провел 413 матчей, забил 139 мячей. В Кубке России провел 17 матчей, забил 2 мяча. Работал тренером ФК «Кузбасс» (Кемерово) – 2010-2012. Главный тренер ФК «Распадская» (Междуреченск) с 2012 года.

 

Следующий матч

 

Saxalin logo2018    :     irtish logo

"Сахалин"                              "Иртыш"

15 апреля

--:--

 

 

Предыдущий матч

 

irtish logo : 2Zenit logo

 

 

"Иртыш"                           "Зенит" 

 

ОЛИМП - Первенство России по футболу среди команд клубов ПФЛ 2018-2019 годов

Турнирная таблица 

Клуб И О
1 "Иртыш" 12 27
2 "Сахалин" 11 26
3 "Зенит" 12 16
4 "Сибирь-2" 12 11
5 "Динамо" 12 11
6 "Чита" 13 8

Полная таблица

14-й тур

"Иртыш" - "Зенит" - 1:2

"Сахалин" - "Сибирь-2" - 5:0

"Динамо" - ФК "Чита" - 2:1


<< < Ноябрь 2018 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30