Ф У Т Б О Л Ь Н Ы Й    К Л У Б

          

         Официальный сайт ФК «ИРТЫШ» (Омск)

Новости

Владимир Лешонок: "Омский аэропорт назвал бы именем Ягра" (02.12.2018)

 

Омич Владимир Лешонок играл с Самедовым, восхищался Дзюбой и боялся подойти к Аленичеву, а сейчас тоскует по «Арене Омск» и смотрит по утрам НХЛ. 

Судьба «Спартака» в Лиге Европы решится в декабре в матче с «Вильярреалом». Они уже встречались в еврокубках 15 лет назад — в «Спартаке» тогда тоже были Самедов и Петкович (правда, не Марко, а Душан), а еще — итальянский тренер (Скала). Эти битвы в Кубке Интертото — возможно, самое яркое воспоминание о «Спартаке» Владимира Лешонка, с которым поговорил корреспондент Sport24 Александр Муйжнек. 

«В Испании мы уступили 0:1, хотя играли хорошо. Я заменил Самедова и мог забить, убегал от соперников, но не убежал — скорость не позволяла, — вспоминает Лешонок, сейчас — полузащитник «Тюмени». — Незадолго до меня на поле вышел Санти Касорла. Трудно не запомнить: пухленький, маленький. А потом сумасшедшую карьеру сделал! Смотрел в этом году матч «Спартака» с «Вильярреалом» — так Санти там опять сыграл и сделал счет 3:3. Я бы про таких людей книгу писал. И про Самедова. Не пригодиться «Спартаку», через 12 лет вернуться и стать чемпионом — красота. 

В обоих матчах нам забивал Сонни Андерсон. Он был лидером в том «Вильярреале», а в «Спартаке» — Калиниченко. Титов-то 2004-й пропускал. Такие матчи Макс выдавал! В ответной встрече с «Вильярреалом» его не хватало. Павлюченко дважды забил Рейне, но в итоге — 2:2». 

На пути к «Вильярреалу» «Спартак» прошел «Камен Инград», а в первом раунде — «Атлантас». Литовцам Владимир забил свой первый и единственный гол за москвичей. 

— Как-то случайно проскочил, на дурака ударил и попал. А открыл счет Погребняк. Уже в 21 год выделялся на общем фоне. Должного доверия ему в «Спартаке» не было, и тот сезон Паша доиграл в «Химках». 

Условия в матче с «Атлантасом» были дикие: «Лужники», синтетика, июнь, страшная жара — а для меня с детства ничего страшнее жары нет. Повезло, что в «Краснодаре» застал не пекло, а уже август–сентябрь. Плюс Ташуев делал так, что мы играли в восемь-половину девятого. Он понимал: наш стиль энергозатратный, в жару прессинговать невыносимо. После его ухода все поменялось. В июле 2010-го играли с «Химками» в 42 градуса! Я спрашивал: «Почему не вечером?» — «Болельщикам неудобно разъезжаться потом домой». А смотреть, как команды ползают по полю, интересно? 

— Кто кроме Самедова выделялся из молодежи того «Спартака»? 

— Шишкин, с которым я сдружился. Рома показывал взрослый уровень игры, хоть защитником его ставили, хоть опорником. Такой же вундеркинд сейчас Павел Маслов, сын тренера «Тюмени» Евгения Маслова (он предложил мне продлить контракт, немолодому и после операции). Летом Пашку забрали как раз в «Спартак». 

Или Торбинский. Привезут какого-нибудь иностранца, а Торба злится: «Да он вообще мертвый». Развеселить Диму мог Леха Зуев: сочинил как-то в его честь то ли стихотворение, то ли песенку придумал. С матом, с подколами. 

Как раз такой злости, как у Димы, мне не хватало. В отличие от меня, они с Самедовым были со всеми на равных. А я к каждому относился с уважением, смотрел снизу вверх — хотя надо было рвать. В итоге Самедов своим шансом воспользовался, а я своим — нет. 

— Потому и не раскрылись в «Спартаке»? 

— Я, наверное, вообще до конца так и не поверил, что я в «Спартаке». А никто из опытных не подсказал. Или я не слушал. Как сейчас молодые в «Тюмени» меня не слушают, когда я наставляю, как себя вести на поле и вне его. 

Может, только Ковалевски помогал. Мы делили комнату в Тарасовке. К молодежи тепло относился и Аленичев. Помню, сижу в номере, а по каналу «Спорт» говорят: «Сегодня день рождения у самого титулованного футболиста России Дмитрия Аленичева». Выхожу — а тут Аленичев. Поздравляю, он благодарит и идет дальше. Подойти к Аленичеву, Ковтуну просто так и начать что-то обсуждать я не смел. Ходил так, чтобы не заметили. 

— С Дзюбой в дубле «Спартака» тоже пересекались? 

— Запомнил момент, когда я уже вернулся из аренды в Челябинске. Тренировался на стадионе «Алмаз» с дублем, уже уходил с поля, шел за воротами. И прямо в паре метров от меня Дзюба замыкал навесы. Артему подают — а он будто гвозди в ворота вбивает, просто офигеть! 

— Партнер Червиченко Александр Еленский говорил, что ваше приглашение — инициатива Чернышова. 

— Думаю, главной целью «Спартака» был вратарь Александр Новокшенов — а кроме него взяли еще и нас с Вадимом Карлащуком. Саша — одаренный парень, поиграл потом в Хабаровске. Догадываюсь, почему у него не получилось в «Спартаке», но не будем об этом. 

— Невио Скала ввел в меню «Спартака» пасту и фанту. 

— Только недавно говорили про фанту на обеде в «Тюмени». Я сказал: «Суп не буду. Скала запрещал. А фанту разрешал». Она всегда была в раздевалке после матчей. Якобы сахар помогал восстанавливать какой-то баланс. 
А макарошки все и так ели с детства. Мне мама варила рожки, а в поездах на выездах в КФК питались дошираком. В Тарасовке, где я жил вместе с тремя румынами (они научили английскому), я пробовал и борщ. А однажды слопал виноград, который предназначался всей команде. Трудное детство сказалось. 

— В «Спартак» вы попали из «Шинника». После того, как за «Енисей» вы положили «Шиннику» роскошный дубль, вас вспомнил Александр Побегалов. 

— Жаль, что я так и не попал к нему в основу — играл только в дубле (вместе с Аланом Касаевым). Хотя в 2010-м Побегалов звал меня к себе в «Волгу», но меня все устраивало в Белгороде. Он, наверное, запомнил меня, уже когда я обыграл «Шинник» в составе «Спартака». После того матча, кажется, ярославцы меня подвозили. 

— Как вырвались в «Шинник» из Омска в 18 лет? 

— Омская команда «Молния», где я начинал, хорошо выступала на КФК. Наездиться пришлось. Помню, в Перми прогадали с билетами и застряли чуть ли не на сутки. Спали прямо на вокзале, на сидушках. С тех пор меня ничем не удивить. 

Когда я проявил себя, президент «Молнии» Александр Акимов повез нас — трех-четырех человек — на просмотр в ЦСКА и «Динамо» Киев. Тогда впервые попал на серьезный матч — Лига чемпионов. Кто мало тогда сыграл за «Динамо», на следующий день вышли против нас в двусторонке. Милевский, например. Тогда меня трясло, а вот матч с ЦСКА удался больше. Разговоры, что ЦСКА может меня взять, ходили, но ни к чему не привели. В итоге агенты устроили в Ярославль. 

Андрей Пермяков, тренер «Молнии», был мне как второй отец: сыграл большую роль в моей жизни, воспитал. Лет в 14 перед матчем я пошел погулять, с девчонками познакомиться. Так Пермяков пришел к нам домой и сказал маме, чтобы я с этим заканчивал: «Отражается на игре». У него было наказание для нас — резиновый тапок такой для массажа, с пупырышками. Андрей Владимирович нас этим тапочком по жопе отхаживал, когда плохо себя вели. 

— Расскажите о родном отце. 

— Если в двух словах — он выпивал. Все было на маме: она старалась содержать семью. Когда мне было 15, родители разошлись. Это был единственный шанс на спасение — разъехаться. Слава богу, получилось. 

— Тяжело переносили развод родителей?

— Тяжело было жить с отцом. Когда зажили отдельно, стало гораздо легче. Это непростая тема, впервые так о ней говорю. 

— Вас пример отца от алкоголя отвратил? 

— Мы жили в большом доме на 16 подъездов — его называли Пентагоном. Замечал всякие компании, но там знали, что я футболист. В спортивных секциях могут не вырастить из тебя звезду, но главное — воспитывают, формируют личность, может, даже сильнее, чем в семье. Кто у меня там? Мама, и той приходилось кроме основной работы бухгалтером и мороженое продавать, и полы мыть. Вообще не отдыхала. 

Представляете, каково было бы маме, если бы еще и я пьянствовал? Спиртное попробовал позже, после перехода в «Спартак». Пиво, кажется. Знаете, когда я потом попал в «Енисей», запомнил врача Евгения Зазулина — сейчас он, к сожалению, в коме. У него была присказка: «Все беды от голубушки». То есть от алкоголя. Полностью согласен. 

— Отец изменил свою жизнь? 

— Нет. Все очень грустно. Когда приезжаю в Омск, вижусь с ним. В моей экипировке постоянно ходит, то «Енисея», то, как сейчас, «Тюмени». Старое с ним не вспоминаем. Мы мое детство будто забыли, выкинули из памяти. Тот непростой период я пережил с мамой и сестрой. Я сейчас не женат, и они — самые близкие мне люди. Всегда на связи. Если два-три дня не звоню — сразу паника: «Что случилось?» Ну, это мама. 

— В Премьер-лиге у вас только десять матчей за «Спартак». Почему так мало? 

— Играл плохо. Да и Старков на молодежь не рассчитывал, хотя говорил, что слышал обо мне только хорошее. Я решил уйти в аренду — тоже в «Спартак», челябинский, вместе с Торбинским, Анри Хагушем, Саней Гацканом. Гац всегда был мужиком, работягой. Казалось, чужому мяч специально отдает, что забрать. 

— Из ЦСКА в Челябинск перешел Алан Кусов. 

— Вот про кого еще фильм пора снимать. «Рот не закрывается» — это про него. О том, как вместо награждения золотыми медалями в 2003-м Алан пошел в казино, он уже рассказывал. А нас уверял, что им «Арсенал» интересуется. Лондонский, тульского тогда не было. Не исключаю, что это правда. Алан мечтал: «Глаза закрываю и представляю: справа Бергкамп, слева Анри…» 

Про ЦСКА тоже море историй. Однажды за пару минут Алан получил две желтые и боялся разноса Газзаева. А тот выписал двойные премиальные и всем сказал: «С таким настроем надо выходить». Так же при мне в Челябинске Первак выступал. Заходит в раздевалку и обращается к Мазалову: «Вартан, сколько туров осталось?» — «Восемь». — «Сколько выиграем?» — «Восемь!» — «Это я понимаю!». Не выиграли, конечно — сейчас на такую серию только «Автомобилист» способен. 

— После Челябинска вы отправились в Белгород, а потом два года провели в «Алании». 

— Два года во Владикавказе идут как два года службы. Мне военный билет полагается, ха-ха! Там мало куда можно выйти, постоянно живешь на базе. По ощущениям — как бесконечные сборы. Когда ко мне из Омска прилетела девушка, я снял квартиру. Пошли в кино, машина остановилась. Оттуда крик: «О, какая красавица!» Я вернул девушку в квартиру и скоро отправил домой. 

В «Алании» мне помогал освоиться Тамерлан Варзиев, знакомый по Челябинску. Другие ветераны — тоже замечательные люди. К Артуру Пагаеву как-то попал на застолье — сплочение команды. Не помню, как вернулся с гор по серпантину. Вино на Кавказе как компотик. Следующий день из моей жизни стерт. 

— Сергей Даду утверждал, что тренерский штаб «Алании» просил сдать матч с «Торпедо» в 2008-м, а потом отказался от своих слов. 

— Помню, что проиграли. Но я тогда был молодым и не был в курсе, даже если что-то было. А когда повзрослел, с таким смехом читаю комментарии болельщиков про любой матч. Какой бы ни был результат — «договорняк». Или как в «Енисее»: шли в серединке ФНЛ, ничего нам было не надо, к концу сезона свои задачи выполняли. Но если проигрывали, то только «специально». Что за бред? 

— После «Алании» вы вернулись в «Салют», который возглавлял Ташуев. Удивлялись новостям о том, что в 2016-м он мог перейти в «Нант»? 

— Совсем нет: это прекрасный тренер. Сначала при нем не все получалось. В 2009-м для меня наступил переломный момент: или во вторую лигу ехать, в «Иртыш», на десять тысяч рублей, или все-таки зацепиться за шанс. После первого круга Ташуев мне его предоставил, взбодрил. 

Он многое мне дал, хотя иногда так душил… Помню, в матче за «Краснодар» с «Нижним Новгородом» я вышел на замену. Ни одной ошибки, ни разу у меня мяч не отобрали. Но Ташуев орал: «Я могу так же выйти и своему отдавать. Ты вперед туда иди, обостряй. Голы надо забивать, а ты тут пасуешься». 

Из «Енисея» Ташуев звал меня в Нальчик (я не перешел из-за травмы), а потом — в «Анжи», когда они выходили в Премьер-лигу. Не решился. Очень расстроился, когда Ташуев ушел из Белгорода в «Краснодар» — еще не знал, что скоро там встретимся. Вместо него в «Салют» назначили Ромащенко, нынешнего помощника Черчесова в сборной. Мне Ромащенко доверял, но у всей команды тогда не шло. 

— Ромащенко в «Салюте» сменил Кучук. 

— Настоящий фанат футбола. Запомнились его тактические разборы. Как-то в 2010-м у нас шла теория, а тут начинался какой-то крутой матч чемпионата мира, с участием то ли Аргентины, то ли Бразилии. Кучук сказал: «Давайте продолжать разбор, а то там все равно 0:0». Со мной он мог сидеть часами, разговаривать, показывать нарезки. 

— Галицкий — тоже фанат? 

— Еще бы. Ему при жизни надо ставить памятник в Краснодаре. Не понимаю, почему люди в России не хотят следовать примеру Галицкого. Богатых у нас немало. Неужели никто не хочет оставить след в истории? Не как «Анжи». Накупил он звезд — и где все это сейчас? Галицкий наоборот все делает поэтапно. Академия, стадион. Не удивлюсь, если вскоре его мечта об одиннадцати воспитанниках в составе осуществится. 

— Каким запомнили «Енисей» до того, как он поднялся в РПЛ? 

— Все здорово, если не брать последний сезон. Считаю его провальным. Работу с Тетрадзе вспоминать неприятно, с ним ничего не сложилось. Я тоже отчасти виноват. Тетрадзе требовал от фланговых игроков дриблинга на скорости, а я этим никогда не отличался. Очень рад, что после моего ухода, команда блестяще провела следующие два сезона и сейчас играет в Премьер-лиге. 

Ходил на матчи «Енисея» в Тюмени, пока не доделали стадион в Красноярске. Знакомых там осталось уже немного. Кроме врача — только водитель автобуса. В Красноярске мы с ним проводили почти по три часа в день. Все время там я был без машины, а жил в самом дальнем районе. Поэтому автобус забирал меня первым на тренировки, а отвозил последним. 

Пресс-атташе Стас Меркис приходил в «Енисей» еще ребенком, а сейчас сильно раскрутился. Просто молодец. И думаю, у него еще все впереди. Футболка со львами мне бы подошла: я же по знаку зодиака лев, ха-ха! 


— Как вам красноярский манеж? 


— Там классно игралось. В городе с октября снег лежит, а ты на тренировку берешь не три пары штанов и свитеров, а шортики и маечку. Искусственное поле для меня никогда не было проблемой. 


— На хоккейный «Авангард» с детства ходите? 


— Конечно. Удивляюсь, как можно быть сибиряком и не уметь кататься? Как-то на сборах в Красноярске решили поиграть в хоккей — так на коньках только трое из двадцати человек стоят. Что вы в детстве зимой делали? Дома сидели? 

Я мог и в хоккей пойти, играл за школу и на коробке — и с шайбой, и с мячом. До сих пор его обожаю. Попробовал бы стать хоккеистом. Хочется узнать их мир: какая там раздевалка, клюшки, краги. 

А волейбол меня разочаровал. В Белгороде мы даже жили вместе с волейболистами, когда заселялись в гостиницу. Ходил на «Локомотив-Белогорье», но за два с половиной часа игры там может быть два розыгрыша, в котором волейболисты доставали прям очень трудные мячи. Мне больше нравилась игра девочек. В них нет столько мощи, так что розыгрыши подольше. 

— За хоккеем следите? 

— Конечно. Перед тем, как к вам ехать, смотрел, какие две передачи Кузнецов выкатил Овечкину. Переживал за «Вашингтон» в серии Кубка Стэнли с «Питтсбургом». В Омске следить за НХЛ удобно, к семи-восьми утра как раз начинаются матчи — я вставал к середине. И Малкина люблю, но он уже выигрывал — а вот Ови и Кузя нет. Сейчас переживаю за Кучерова, Василевского в «Тампе». В «Каролине» еще Свечников появился. Как можно в 18 играть в НХЛ, не понимаю. «Даллас» взял многих наших: Худобин, Ничушкин, Радулов. На Радула в инстаграме подписан, да много на кого. 

Кстати, когда уже инстаграм запретят? Конкретно наркомания. Особенно для молодого поколения. Меня самого начало затягивать, я удалил профиль, через полгода восстановился. Те же голы НХЛ смотрю там. 

— Ваш любимый хоккеист? 

— Панарин. Ценю тонюсенькие передачки, как у Артемия, Кузи, Кучерова. А Панара располагает как человек. Чувство юмора удивительное. Детишкам нужно ориентироваться на такое восприятие жизни. Интервью Панарина на целый день заряжает! 

— Застали Яромира Ягра в «Авангарде»? 

— Видел его не только на «Арене-Омск», но и в ночном клубе. Приехал зимой в отпуск, выбрался на дискотеку. Захожу и пересекаюсь в дверях с огромным мужиком. А это Ягр! Слышал истории, что он по ночам приезжал на арену кататься, просит включить себе свет, чтобы поработать. Я и сам видел Яромира в машине, по пути на стадион. 

— Когда последний раз были на «Арене Омск»? 

— Перед самым ее закрытием, на «Ленинграде». 11-го собиралась «Тюмень», а 9-го я пошел на концерт. Шнур — лучший, конечно. В этом отпуске и Басту в Омске зацепил. А на Jah Khalib ходил уже в Москве. 


Закрытие арены — настоящий шок. «Авангард» — единственное, что в Омске осталось. Как только публикуют календарь КХЛ, сразу проверяю ноябрь–декабрь — когда можно сходить. С радостью бы сейчас сходил — отпуск как раз провожу дома. На заграницу не заработал: у «Тюмени» мало побед, а значит, мало премиальных. 

Теперь приходится только по ТВ смотреть. Вот выбор будет трудный: «Авангард» — «Автомобилист» или «Спартак» — «Рапид». Скорее всего, и то и то, на двух экранах. Как понимаю, в ближайшие годы команду в городе можно не ждать. Лишили Омск хоккея, так хоть футбол верните. Неужели хоть на ФНЛ бюджет не найдется? 

— Сейчас главная звезда омского футбола — Альберт Риера. Как с ним познакомились? 

— Друзья детства свели. Не так много у нас манежей, особенно зимой. Наткнуться на Риеру — не проблема. Общения особенного не вышло. Что я ему, звезде «Ливерпуля» и сборной Испании, скажу? «Сыграл десять матчей за «Спартак»? 

В футбол с Альбертом несколько раз побегали. Уровень виден даже в «дыр-дыр». Я-то с ребятами играю не в полную силу, а Риера так завелся в паре моментов! В стыки шел. Думал, скорую придется вызывать или драку разнимать. 

— За омича Александра Шлеменко в ММА болеете? 

— Его бои в США не смотрел (Хабиба пропустить не мог). Но результаты боев отслеживаю. Шлеменко правильной деятельностью занимается в Омске, полностью поддерживаю. Может, он даже перебирает, но в целом посыл правильный. Воспитывает своим примером. 

— С другим земляком Дмитрием Сычевым судьба сводила? 

— Последний раз — недавно, на Кубке ФНЛ, где он играл за «Казанку». Оба вышли во втором тайме. Скажем так, неплохо смотрелись на фоне друг друга. 

— Сейчас в Омске идут споры об имени для аэропорта. Как вам идея с Егором Летовым? 

— Слышал, что это культовый музыкант, но никогда особенно не слушал. Яромира Ягра можно предложить? Пусть это будет мой вариант. 

"Спорт-24"

На самом деле. Отстранение Владимира Кузнецова (01.12.2018)

В шестидесятые годы Владимир Кузнецов был ведущим игроком «Иртыша». Закончив карьеру дейст­вующего игрока, он с футболом не простился. Стал судьей. И здесь Кузнецов вновь вышел на ведущие роли, став одним из сильнейших ар­битров в истории советского футбо­ла. Провел на всесоюзной арене бо­лее ста матчей в высшей лиге. Есть в его активе и более сорока между­народных игр на самом высоком уровне. 

Тем неожиданней оказался финал судейской карьеры Кузнецова. Пом­ните тот печально известный матч «Спартак» — «Днепр» в 1987 году? Серия ошибок, повлиявших на ре­зультат встречи, вызвала буквально шквал негодующих газетных выступ­лений. 

Сегодня, спустя более тридцати лет, главный историк омского футбола Владимир Сокуров решил вспомнить тот матч, ставший одним из скандальных в эпоху чемпионата СССР. 

13 июля.1987 года. Москва. Стадион "Динамо". 20 градусов. Облачно. 32500 зрителей. 

"Спартак" (Москва) - "Днепр" (Днепропетровск) - 2:2 (0:1) 

"Спартак": Дасаев (к), Каюмов, Б.Кузнецов, Хидиятуллин, Бубнов, Мостовой, Бокий, Пасулько, Шмаров, Черенков, Родионов. 

"Днепр": Краковский, Башкиров, Вишневский, Чередник, Сорокалет (Таран, 57), Шахов, Тищенко, Литовченко (к), Шох, Протасов, Багмут (Пучков, 63) 

Судьи: В.Кузнецов (Омск), В.Смагин (Краснодар), В.Ярыгин (Волгоград). 
Голы: Протасов, 10 (1:0); Хидиятуллин, 52 (1:1); Черенков, 73 - с пенальти (2:1); Шох, 87 (2:2). 
Предупреждения: Хидиятуллин - Башкиров, Чередник, Багмут 
Удален: Тищенко (79) 

Действительно, это так. Был серьёзный скандал. Кузнецова отстранили навсегда, а ведь, главный виновник-боковой судья, который во 2 тайме был у ворот "Днепра". Он показал, что забит первый гол, а мяч линию ворот не пересёк. Он "не заметил" офсайда у спартаковцев, после чего назначили пенальти. Он не проинформировал, что Хидиятуллин первым ударил Тищенко, хотя всё происходило рядом с ним. И на все "подвиги" у него ушло 27 минут. Кузнецов с центра мог всего этого и не видеть, понадеялся на помощника. Помню, как извинительно развёл руками Черенков, после того как забил пенальти. И после игры кто-то, скорее всего, он же сказал: "Такое впечатление, что нас поймали с поличным". Разговоры о судейской помощи "Спартаку" ходили и до этого. А это судейство выглядело как гербовая печать на этом обвинении. Спартаковцы просили переиграть матч, но днепропетровцы не согласились: они всё же добыли очко. 

А вот что говорил на страницах омского справочника «Футбол- 92» Владимир Кузнецов. 

— В общем-то, я про ту игру еще ни с кем из журналистов не разго­варивал. По горячим следам было немало предложений — и от «Фут­больного обозрения», и от газет. Я отказывался. Ну, наверное, мое тог­дашнее состояние представить нес­ложно: с вершины — и сразу в про­пасть. Сейчас, конечно легче. Было время, чтобы успокоиться, прийти в себя. Хотя я тот матч и сегодня помню до мельчайших подробнос­тей... 

Прежде всего, считаю, что к этой встрече лидеров я оказался не го­тов. Нет, физическое мое состояние опасений не вызывало, а вот психо­логическое... Представляете, мне вскоре предстояло по возрасту расс­таваться с судейством, уже пригласи­ли работать в «Иртыш». И проско­чила подленькая мыслишка: мол могу провести эту игру и так, без настроя. А тут еще — мне попада­ются два совершенно незнакомых судьи на линии. В данном случае они мне помощи не оказали. Хотя, еще раз подчеркиваю, ответствен­ность на них перекладывать не со­бираюсь, вина моя и только моя. 

Игра не удалась с самого начала. Пошли какие-то мелкие ошибки, сомнительные решения. В первом тайме преимущество было у «Спар­така», но в одной из контратак «Днепр», что называется поймал со­перника и забил гол. А потом стал любыми путями счет удерживать. 

Вот тут-то и произошла первая грубейшая ошибка. «Спартак» бил штрафной. Я поставил стенку дне­пропетровцев и занял позицию на ближней штанге. Почему именно там? Если бы стенка стала двигать­ся, я мог бы ее регулировать. Судья на линии был у меня за спиной. Последовала передача в штрафную, удар головой и... И мяч, отскочив от перекладины, коснулся поля на линии, Я, не раздумывая, показал, на угловой. Но тут ко мне обращает­ся Хидиятуллин: «Товарищ судья, а вот судья на линии...». Поворачива­юсь и вижу, что мой помощник фик­сирует взятие ворот. 

Бегу к нему, футболисты за мной. И слышу: «Володя, двести процен­тов, что мяч был в воротах». Пони­маете, самое страшное, что в тот момент у меня самого не было твер­дого решения. Сразу мелькнула мысль: он, мол, стоял на самой ли­нии ворот, почему же я должен ему не доверять? Все это пронеслось в голове за какие-то доли секунды. И затем я показал, что был гол. Но уже когда бежал к центру поля, по­нял, что допустил ошибку. Однако в той ситуации дергаться, менять решение было уже поздно. 

Счет стал 1:1. И здесь, как гово­рят, судья «поплыл». Пошли ошиб­ки за ошибками. Второй мяч в во­рота «Спартака», и видеозапись это подтвердила отчетливо, был забит из положения «вне игры». Судья на линии снова прозевал. 

Короче, игру испортили, и после­довало закономерное наказание. 

— Не слишком ли суровым оно было? Ведь разом перечеркнули все былые заслуги. 

— В то время как раз началась очередная кампания за чистоту су­действа. И на моем примере кое-кто показательно продемонстрировал свою принципиальность. А, иными словами, меня просто принесли в жертву. Думаю, если бы по возрас­ту я мог и в дальнейшем продол­жать судить, меня бы вскоре реа­билитировали. А так — просто за­были. Кстати, когда меня уже отстрани­ли от судейства, ФИФА прислала официальное сообщение, что мне присвоена международная категория. Событие для советского футбола, согласитесь, не такое уж частое. Но об этом в нашей спортивной прессе даже не сообщили. 

— В то время многие журналисты, особенно украинские, утверждали в своих публикациях, что ошибки бы­ли не случайны. Мол, Кузнецов, по­лучил указание помочь «Спартаку». 

- Даже больше скажу: многие вообще считали, что я излишне лоя­лен к этой команде. Но причина тут в другом — «Спартак» легко су­дить. Это команда высокого клас­са. И при этом — весьма дисципли­нированная. А разговоры об излишних симпа­тиях судей к «Спартаку» пошли, ду­маю, еще с тех времен, которые сей­час принято называть застойными. Ни для кого сегодня уже не секрет, что к спартаковцам благоволили многие мира сего. И, в первую оче­редь, сам Брежнев. Тогда, действи­тельно, чтобы порадовать «дорогого Леонида Ильича», судьям порой да­вали определенные задания. Но у меня, хотите — верьте, хотите — нет, такого не было. 

Владимиру Истомину 55! (30.11.2018)

Владимир Истомин родился 30 ноября 1963 года в Омске. Среднее образование он получал сразу в двух школах – 45-й и 62-й. Первая из них была очень спортивной, Истомин регулярно участвовал в различных районных соревнованиях. Видимо, это и подталкивало его к спорту, о котором он сегодня рассказывает жителям региона с экранов телевизоров. 

– Хорошие были наставники – учителя физкультуры и военруки,признается Владимир. 

Немаловажно и то, что приятелем детства у Владимира Михайловича был будущий рок-музыкант Егор (Игорь) Летов. Ребята вместе ходили на футбольный «Иртыш». А брат Летова, который уже жил в Москве, присылал юным фанатам футбольные майки, спортивные газеты и программки. 

Поступал Владимир Истомин в педагогический университет на истфак. Сегодня, если хорошо разговорить Владимира Михайловича, можно услышать от него не одну захватывающую историю из жизни страны, которая произошла лет эдак 100 назад, подробности древнего сражения или причины конфликта в какой-нибудь европейской стране. 

После окончания института и службы в вооруженных силах СССР Истомин пошел преподавать историю в школу. Сначала на его учительской стезе была СОШ № 55, а затем – 37-я. И будто специально большого любителя спорта Владимира Истомина судьба связала с 37-й школой. В ней в разные годы преподавали участник Олимпийских игр 1912 года Павел Кудрявцев, многократный чемпион Омска по теннису, узник Бухенвальда Валерий Добросмыслов. Выпускниками школы были хоккейный диктор Андрей Бобылев, заслуженный тренер России Юрий Бычков, один из основателей Сибирского международного марафона Дмитрий Ходько, а также известные всем болельщикам спортсмены Евгения Канаева, Нина Евтеева, Александр Свитов, Татьяна Бородулина, Алексей Черепанов, Иван Прокопьев и другие. 

Телевидение в жизни Владимира Истомина появилось с легкой руки завуча 37-й школы. Он посоветовал «Михалычу» пойти в журналистику, и до 1997 года преподаватель истории совмещал обе деятельности, ведя на телеканале «Агава» передачу «Это хоккей». 

В 1998 году Владимир Истомин стал спортивным корреспондентом «Антенны-7». Это редактор новостей на «Агаве» Михаил Кононов позвал его с собой, когда известная ныне телерадиокомпания серьезно расширялась. Руководители канала полушутя спрашивали у нового сотрудника: «Володя, тебя бросили в омут. Выплывешь?»

Многолетний труд Владимира Истомина по пропаганде и популяризации спорта не остался незамеченным и на самом высоком уровне – в 2016 году журналист получил спортивную премию Губернатора Омской области «Доблесть» как лучший представитель СМИ.

sportom.ru

Коллектив футбольного клуба "Иртыш" поздравляет Владимира Михайловича, желает ему крепкого здоровья, семейного благополучия и дальнейших профессиональных свершений!

 

Следующий матч

 

Saxalin logo2018    :     irtish logo

"Сахалин"                              "Иртыш"

15 апреля

--:--

 

 

Предыдущий матч

 

irtish logo : 2Zenit logo

 

 

"Иртыш"                           "Зенит" 

 

ОЛИМП - Первенство России по футболу среди команд клубов ПФЛ 2018-2019 годов

Турнирная таблица 

Клуб И О
1 "Иртыш" 12 27
2 "Сахалин" 11 26
3 "Зенит" 12 16
4 "Сибирь-2" 12 11
5 "Динамо" 12 11
6 "Чита" 13 8

Полная таблица

14-й тур

"Иртыш" - "Зенит" - 1:2

"Сахалин" - "Сибирь-2" - 5:0

"Динамо" - ФК "Чита" - 2:1


<< < Декабрь 2018 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31